Военно исторический музей

фортификационных сооружений

Бержицкий Д. Ю.

Оборонительная башня Малахова кургана

Изучение постройки и развития Михайловской батареи невозможно без изучения сохранившихся фортификационных сооружений времен Крымской войны. Оборонительная башня Малахова кургана – одно из немногих строений-свидетелей 2-х оборон Севастополя, и одно из двух фортификационных сооружений Крымской войны, к которому жители и гости города имеют свободный доступ. Из-за своего положения на местности Малахов курган является одним из ключевых пунктов системы обороны Севастополя. Командование крепости понимало стратегическую важность кургана, и для защиты высоты было принято решение возвести на ней оборонительную башню. К строительству приступили только в январе 1854 года. Проект разработал капитан корпуса морских инженеров Ф. А. Старченко. Впоследствии он же руководил её возведением. Согласно проекту – это закрытый 2-х ярусный донжон, насчитывающий 52 бойницы для ведения ружейной стрельбы; на крыше 2-го яруса располагалась 5-ти мортирная батарея; в центре башни, на нижнем ярусе, находился пороховой погреб. Для скрытного покидания башни предусматривался потайной ход. Строили башню из инкерманского камня. Толщина стен составила 152 см, высота всей конструкции – 8,5 м, радиус – 7 м. В процессе строительства отказались от подземного хода, а так же изменили толщину стен верхнего яруса, уменьшив ее до 88 см. 10 июня 1854 г. временно исполняющий обязанности военного губернатора Севастополя вице-адмирал М. Н. Станюкович докладывал А. С. Меньшикову об окончании строительства.

malahov 19-20 vek

Башня была включена в систему оборонительных сооружений бастиона Малахова кургана. Под руководством первого командира подполковника И. Арцыбашева, солдаты с южной стороны насыпали гласис, который прикрыл нижний ярус, верхний же, на крыше которого установили 5 мортир, оставался открытым, и, как следствие, видимым издалека. Первая бомбардировка города, начатая союзниками 5 октября 1854 г., явилась для башни своеобразным испытанием на прочность, которое она, к сожалению, не выдержала. Был снесен верхний ярус с находящимися на крыше орудиями. От полного уничтожения башню спас предусмотрительно возведенный гласис. За сутки башня была расчищена от обломков, ров между ней и гласисом полностью засыпан землей, лестница, ведущая на нижний ярус, поначалу так же была расчищена, но позже её заблокировали. Стало очевидно, что башня потеряла свое значение, и в дальнейшем служила в качестве порохового склада, казармы и штаба командующего 4-й дистанцией контр-адмирала В. И. Истомина. По рекомендации адмирала Корнилова, посетившего Малахов курган в день первой бомбардировки, в ней был оборудован перевязочный пункт и походная церковь. К моменту окончания обороны в результате земляных работ вокруг башни видимой частью оставался только фасад, в центре которого находился вход. С двух сторон от башни было сооружено 2 блиндажа, входы в которые можно видеть на фотографиях Робертсона и Ланглуа. Свой последний бой Крымской войны башня приняла 27 августа 1855 года. К началу штурма гарнизон Корниловского бастиона насчитывал 880 человек, из них почти половина (394) солдаты и офицеры Модлинского полка. Командовал бастионом генерал-майор Буссау. В 12 часов по полудню неприятельские батареи произвели залп, который послужил знаком к началу последнего приступа. К этому дню вражеские траншеи находились в 25-ти метрах от русских позиций. С рёвом французы пошли на штурм. В первые же минуты из 60-ти защитников, находящихся на острие удара, в живых осталось 8 человек. Через пол часа, в 12:30, все было кончено. Бастион пал. О последующих событиях, развернувшихся на кургане, есть две версии. Первая, назовём её «героическая», принята как официальная – с неё и начнем. В первые минуты после штурма, из-за непрерывного обстрела кургана русской артиллерией, французы не сразу поняли, что стрельба ведется и на самом бастионе. Генералу Мак-Магону, командовавшему атакой, на Малахов курган доложили: «…что русские неясным способом проникли на бастион, засели в оборонительной башне и оттуда стреляют». На самом деле к этому моменту прорваться сквозь порядки французов не было никакой возможности.

malahov 1855

Неприятель, взяв бастион, из-за неразберихи не успел осмотреть башню, сделав поспешный вывод, что она пуста. Это и послужило причиной доклада Мак-Магону о «просачивающихся» сквозь ряды его войск русских. Находившимся в башне противником были солдаты Модлинского полка во главе с поручиком Юнием. Мак-Магон, не желая оставлять у себя в тылу врага, отдал команду усилить порядки и предотвратить проникновение русских на бастион. Далее следовало заняться самой башней… Подошедшим с подкреплениями зуавам был отдан приказ атаковать укрепление. Зуавы бросились на приступ. На узкой площадке перед входом разгорелась рукопашная, в результате которой они были оттеснены. Наблюдавший схватку Мак-Магон, приказал обложить башню фашинами и поджечь. Лишь догадка о том, что башня так же может служить и пороховым складом, помешала осуществить этот план. К этому моменту русские уже не показывались наружу, забаррикадировав вход. Желание полной и быстрой победы заставило Мак-Магона действовать не выжидая. На курган было поднято орудие, которое прямой наводкой выбило входную дверь, разметав баррикаду, которую успели возвести защитники внутри башни. Любопытно, что если бы французские артиллеристы продолжили бы стрелять сквозь дверной проем, они непременно пробили бы стену, которая располагалась напротив двери, и являлась стеной порохового склада. В этом случае, боезапас, который оставался в башне, непременно детонировал, и французы получили бы то, чего так опасался Мак-Магон. Появление пушки означало конец осады башни. Длилась она 3 с половиной часа. К этому моменту все её защитники были ранены, а их командир поручик Юний ранен в обе ноги. Гарнизон башни капитулировал. Вторая версия основана исключительно на сохранившихся фотографиях башни, сделанных после падения Севастополя. На них видно, что из-за земляных насыпей на площадке перед входом в башню, её защитники были лишены хорошего обзора, и, как следствие, возможности ведения прицельного огня. Из 26 бойниц нижнего яруса к этому моменту не засыпанных землей осталось 6, из них 2 были частично прикрыты корзинами с землей, которые стояли на расстоянии 3-х метров от стены. Итого в распоряжении защитников для стрельбы имелось 4 бойницы и входная двухстворчатая дверь. Скорее всего, события разворачивались следующим образом. Модлинцы, во главе с Юнием, во время стремительной атаки французов, незамеченными отступили в башню и забаррикадировались в ней. Русские солдаты не спешили проявлять активность, вступая в бессмысленную схватку с превосходящим противником. Модлинцы ждали до поры до времени, справедливо полагая, что русские попытаются отбить курган, а значит и спасение не за горами. Что же касается французов, то они, заняв высоту, стремились закрепиться на ней, ожидая контратаки. Предстоящая атака могла начаться только с противоположной от башни стороны кургана, т.е. башня оказывалась в тылу у французов, и они попросту не обратили на неё внимания. Когда же обстановка позволила противнику осмотреть внимательней захваченный бастион, тут они и наткнулись на «посторонних». Предложение сдаться Юнием было отвергнуто. Надежда на скорое освобождение ещё не оставила защитников. Правда, и ведение обороны, вследствие малого кол-ва бойниц было проблематично. Забаррикадированная на верхний этаж лестница не давала возможность французам попытаться ударить с двух сторон. Оставалось только штурмовать входную дверь. Теоретически, большого вреда русские нанести не могли, ведя огонь из чрезвычайно узких, к тому же немногочисленных бойниц. Французам достаточно было перекрыть линию огня и следить за входом. Этим бы они полностью обезопасили бы себя, и в дальнейшем могли не обращать внимания на присутствие русских, будучи уверенными, что рано или поздно те вынуждены будут выйти сами. Но французы решились действовать наверняка. Зуавы попытались пробиться через дверь, но были отброшены. В ответ французы поджигают фашины перед башней. «Дымовая атака», вероятно, закончилась удачей для французов. К этому моменту внутри самой башни люди должны были задыхаться, поступление воздуха происходило через оставшиеся не засыпанные землей бойницы, пороховые газы, гарь, дым, поступающий снаружи, делали невозможной дальнейшую оборону. Таковы две версии обороны башни Малахова кургана. После падения Севастополя многие солдаты и офицеры союзников посетили Малахов курган и осмотрели знаменитую «белую башню», как её называли англичане. Сохранилось 4 фотографии того времени: две французского полковника Жана-Шарля Лангло, и две английского фотографа Джеймса Робертсона. Знаменитый художник Уильям Симпсон так же побывал на Малаховом и запечатлел башню на своей знаменитой гравюре «Интерьер дворика «круглой башни» на Малаховом кургане». Французы, занявшие Малахов курган, соорудили на башне оптический телеграф, которым пользовались до эвакуации из Севастополя. Почти 50 лет башня стояла заброшенной. Готовясь к юбилею Крымской войны в 1901 году, архитектор О. И. Энберг создал проект восстановления башни в первоначальном виде, причем основываясь на проекте Старченко, т.е. двухъярусной с одинаковой толщиной стен первого и второго ярусов. По расчетам Энберга, стоимость восстановления из инкерманского камня составляла 13 000 руб. Так же было предложено восстановить башню из бетона или кирпича, в этих случаях цена составила бы 15 000 и 20 000 рублей соответственно. Для примера на возведение самой башни, в 1854 году было потрачено 12 500 рублей. Как бы там ни было, от проекта Энберга отказались, остановившись на проекте архитектора А. М. Вейзена, который предложил реставрацию внутренних помещений и восстановление походной церкви. Что касается внешнего вида башни, то ограничились тем, что убрали вокруг неё насыпь и восстановили частично обвалившуюся кладку первого яруса. В таком виде башня просуществовала до начала Великой Отечественной войны. Во время второй обороны Севастополя на Малаховом кургане располагалась батарея корабельных орудий № 111/701 под командованием капитан-лейтенанта А. П. Матюхина. Сама башня вновь использовалась в том же качестве, что и почти 100 лет назад: внутри был оборудован лазарет, провизионный склад, командный пункт. Обстрелы и бомбардировки кургана серьезно повредили башню, нетронутыми оставался вход и облицовка нескольких бойниц. Внутренние помещения пострадали в меньшей степени.

malahov 1944

Почти десятилетие после освобождения Севастополя башня находилась в плачевном состоянии, но к очередному юбилею, на этот раз 100-летию Крымской войны, её решено было восстановить. Реставрировали башню по проекту архитектора Ю. Н. Бельковича. Первоначально восстановили частично обвалившиеся стены, оставив небольшой отрезок сохранившегося оригинального декоративного бордюра, зрительно отделявшего верхний ярус от нижнего, вокруг лестницы на второй ярус построили башенку, которая выполняла декоративную функцию и не имела никакого отношения к верхнему ярусу. Сам верхний ярус решили не восстанавливать. В 1964 году башню снова скрыли строительные леса, теперь реконструкция должна была изменить всю башню. Архитекторы посчитали, что немногие из сохранившихся оригинальных «окладов», окружавших бойницы, выглядят недостаточно эффектно, поэтому их формам придали готический вид. Остатки бордюра, визуально делящего башню на ярусы, заменили на современный «новодел», который теперь окружал всю башню. На «крыльях» фронтона были вмонтированы таблицы с перечислением частей, оборонявших Малахов курган во время Крымской войны. Изменилось основание башни, облицованное на 60 см от земли декоративным камнем. Увеличилась ширина «крыльев». О «той» башне времен Крымской войны теперь мало что напоминает. На крыше башни был установлен второй в Советском Союзе «Вечный огонь». К сожалению, топливом для него являлся мазут, «запахи» от горения которого делало посещение башни не очень комфортным. По этой причине в 1984 г «Вечный огонь» был погашен и зажигался только по государственным праздникам, а в 1989 г. во время реставрации башни и вовсе демонтирован. Как это ни странно, реконструкция мало затронула внутреннюю часть, о чем можно судить по гравюре 1869 года, опубликованной в «The Illustrated London News», или фотографии полковника Клембовского из его «Альбома полей сражений Крымской войны» 1904 г. На них башня выглядит такой же, как и сейчас, единственные видимые изменения затронули первые ступеньки лестницы на второй ярус.

Использовались следующие источники:

Описание обороны города Севастополя/ Э. И. Тотлебен. – Ч.2, отдел 1. – СПб, 1868.

Сборник рукописей, представленных его Императорскому Высочеству Государю Наследнику Цесаревичу о Севастопольской обороне севастопольцами. – СПб, 1873.

Материалы для истории крымской войны и Обороны Севастополя: сборник, издаваемый комитетом по устройству Севастопольского музея/ Под ред. Н. Дубровина. – СПб: Типография Департамента Уделов.Литейный просп. №39– Вып. IV. – 1872; Вып. V. – 1874.

Оборона Севастополя. Беседы о войне 1853-1855 г. для войска и народа. – СПб: «Досуг и Дело», 1873.

Памятники славной обороны Севастополя/ К. Лукашевич. – М: Отдел тип. Т-ва И.Д. Сытина, Петровка, дом Обидиной, 1904.

Панорама Севастопольской обороны. Штурм 6-го июня 1855 года. – Севастополь: Типография Н. Ковалева, 1907.

Альбом полей сражений 1854-1855 гг./ В.Н. Клембовский. – СПб: Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1904

“The INVASION OF THE CRIMEA: its origin, and AN ACCOUNT OF ITS PROGRESS down to the death of LORD RAGLAN. By ALEXANDER WILLIAM KINGLAKE. Volume III. WILLIAM BLACKWOOD AND SONS, Edinburgh and London. MDCCCLXVIII.

“The history of the WAR WITH RUSSIA: giving full details.” The London Printing and publishing company (LIMITED), LONDON AND NEW YORK. 1856 “The Russian Army of the Crimea.”OSPREY PUBLISHING LIMITED. 2002.